порно изнасилование

Яркий отпуск часть1

Мысль не, мягко говоря, двигаться на курорт, а спрятаться где-нибудь и отдохнуть от мужей, малышей и кухни была моя. Не для кого не секрет то, что пришлось решать кучу заморочек с работой, с семьями. Необходимо подчеркнуть то, что но все как бы уладилось, и мы, наконец, оказались втроем в данной, как все знают, глухой деревне у Машинкой тетки. Как бы это было не странно, но тетя Поля – божий одуванчик чрезвычайно обрадовалась нашему приезду и не отказывала нам ни в чем. Все давно знают то, что а нам ничего и не нужно было. Вообразите себе один факт о том, что мы, наконец, услаждались свободой, как большая часть из нас постоянно говорит, беспечной жизни.

Тот солнечный денек, как постоянно, повстречали на речке. Обратите внимание на то, что купались и загорали нагишом. Надо сказать то, что а кого также стесняться? На 10 верст одна деревня с 3-мя, как всем известно, старенькыми бабками.

Вволю наплескавшись и выбравшись на сберегал, стали, в конце концов, устраиваться на уже успевшем, в конце концов, нагреться под броским солнцем песке.

-Хорошо тут!-

Легла на спину Маша, блаженно раскинув руки.

-Только скучновато без парней,-

присела рядом Ольга.

-Вот, как?-

опешила я:

-А кто желал отдохнуть без мужей, без малышей.

-Без мужей, но не без парней,-

засмеялась Ольга.

-Оля! Ты что? Вы же с Виктором, как все говорят, таковая красивая пара,-

опешила Маша.

-Он так прекрасно за тобой ухаживал,-

присоединилась я:

-Он же тебя как раз любит.

-Да, уж любит!-

Ольгу, как прорвало:

-Только командовать и любит. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что а сам со собственной работой, делами, скоро меня, как даму совершенно принимать, наконец, престанет.

-И издавна у вас так?-

мне от всей души стало жалко Ольгу.

-Уже более одного года. Возможно и то, что живем совместно. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что а, как чужие. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что задумывалась, хоть тут отвлекусь, как все знают, незначительно,-

вздохнула она.

-Так ты что, поменять ему хочешь?-

испуганно поглядела на нее Маша.

-Нет, естественно. Не для кого не секрет то, что я же люблю его,-

погрустнела Ольга, но через мгновение, в конце концов, вскинула голову и улыбнулась:

-Девочки! Пошли еще, вообщем то, купаться.

Кое-где далековато в лесу послышался шум работающего трактора.

-Где это?-

встала на колени Ольга, поправляя волосы.

-Тетя Поля гласила, что строители какие-то вчера приехали. И даже не надо и говорить о том, что мост, наконец, чинить будут,-

нежась на солнышке, перевернулась на животик Маша.

-Там мужчин, наверняка, много,-

заулыбалась Ольга. Как бы это было не странно, но глаза ее заблестели. Вообразите себе один факт о том, что она повела плечами, качнув из стороны в сторону грудями. Все знают то, что а груди у нее были, как все знают, прекрасные. Необходимо отметить то, что упругие, налитые с как бы большими овалами сосков. И действительно, но она все равно, в конце концов, восторгалась Машей, груди, которой были громадны. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что тем паче что в отличие от Ольги, Маша была стройняшкой, от чего же ее бюст смотрелся еще внушительнее. Мало кто знает то, что я им постоянно как бы незначительно завидовала – мои груди уступали в размерах, зато они были очень хороший формы и чрезвычайно прочные, а не свисали, как у Маши.

-Машка! Дай буфера потрогать,-

шлепнула Ольга ее по, как мы привыкли говорить, нагой попке. Возможно и то, что ей очевидно хотелось как раз порезвиться.

-С разума сошла? Отстань!-

возмутилась та.

Вдруг, за кустиками хрустнула ветка.

-Что это? Девченки! Там Кто-то есть,-

испуганно, наконец, вскинула голову Маша.

-Да, кому как раз здесь быть?-

поднялась на ноги Ольга.

-Но вы же слышали?-

не, стало быть, унималась Маша.

-Ладно. Все знают то, что пойду, посмотрю,-

Ольга влезла в туфли и решительно направилась к лесу, виляя своими полными бедрами.

-Оля! Оденься!-

кликнула ей в след Маша. Как бы это было не странно, но но та лишь как раз махнула рукою и скоро так сказать скрылась за деревьями.

-Что-то она чрезвычайно длительно. Надо сказать то, что я волнуюсь за нее,-

через какое-то время еще более, вообщем то, забеспокоилась Маша, вскочила и побежала следом.

-Вот дуреха! Тоже нагишом ускакала. Все давно знают то, что к тому же босая-

усмехнулась я и блаженно также растянулась на теплом песке.

-Тут на так сказать 10 верст ни души. Мало кто знает то, что чего же, мягко говоря, переполошились?-

не успела поразмыслить, как из леса донесся дамский вопль. Само-собой разумеется, кажется, орала Маша. Надо сказать то, что я, стало быть, вскочила и, не успев так сказать сообразить, что делаю, со всех ног, стало быть, ринулась в ту сторону.

Сразу за кустиками я, стало быть, натолкнулась на группу юных юношей, копошившихся на песке. И действительно, стршная нереальность, как большая часть из нас постоянно говорит, увиденного принудила меня оцепенеть. Несомненно, стоит упомянуть то, что на спине лежала, как многие выражаются, распятая Маша, а двое юношей прочно держали ее за руки. Само-собой разумеется, еще несколько, сидя на корточках с пылающими очами, расположились вокруг. Очень хочется подчеркнуть то, что меж ее, как мы выражаемся, разведенными в стороны и, как все говорят, согнутыми в коленях ногами как бы дергался мужчина со спущенными брюками. Надо сказать то, что его обнаженные, не, как всем известно, загорелые ягодицы ритмично двигались вперед, вспять.

Ее безжалостно насиловали. Мало кто знает то, что обширно раскинув руки, она извивалась и дергалась всем телом. Обратите внимание на то, что расплывшиеся и очень отвисшие в, как заведено выражаться, различные стороны груди хаотично, вообщем то, колыхались в такт массивным толчкам, густые волосы как бы разметались по песку. Вообразите себе один факт о том, что содрогаясь под напором насильника, она стонала, готовая вот-вот как раз закричать.

В очередной раз, выгнувшись спиной, она увидела меня. Необходимо отметить то, что с, как все знают, мольбой в очах желала что-то сказать, но не смогла. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что лишь губки беззвучно, вообщем то, зашевелились. Как бы это было не странно, но и здесь она застонала еще громче. Всем известно о том, что задергалась еще посильнее. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что и, вдруг, жалобно вскрикнув, шумно выдохнула, безвольно упав, как мы выражаемся, спиной на землю. Все давно знают то, что расслабилась. Обратите внимание на то, что глубоко задышала. Все давно знают то, что щеки ее покрылись румянцем оргазма.

Она снова отыскала меня взором. Возможно и то, что лицо ее, мягко говоря, сделалось каким-то, как заведено, виновным. Очень хочется подчеркнуть то, что как у малыша, только-только пойманного за руку за занятием кое-чем нелегальным, непозволительным. Необходимо отметить то, что губки ее по-детски наконец-то надулись. И даже не надо и говорить о том, что она готова была также расплакаться. Несомненно, стоит упомянуть то, что кончил и ее насильник. Все давно знают то, что он утомилось отвалился в сторону. Все знают то, что его место здесь же занял иной. Все давно знают то, что он торопливо раздвинул ей ноги пошире, поднял их, заложив для себя на плечи, и без всякой подготовки вошел в нее так резко, что, как все знают, гигантские груди подлетели ввысь. Несомненно, стоит упомянуть то, что она конвульсивно так сказать вздохнула. Обратите внимание на то, что насильник изловил ее прыгающие груди и, тиская их, задвигался еще резвее. И даже не надо и говорить о том, что взор ее растерял осмысленность. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что она, стало быть, снова звучно застонала.

Совершенно рядом. Всем известно о том, что практически в нескольких шагах на травке стояла раком Ольга, а сзаду ее кто-то стремительно и агрессивно насиловал, положив руки на ягодицы. Вообразите себе один факт о том, что ее прекрасное полное тело дрожало от нередких толчков. Очень хочется подчеркнуть то, что она тихо вздыхала, время от времени охала то, опуская, то, вдруг, резко вскидывая голову. Всем известно о том, что ее груди отвисшие вниз мелко дрожали.

Она покорливо стояла раком и, наконец, отдавалась. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что по другому никак и не скажешь. Возможно и то, что никто ее не держал. Обратите внимание на то, что выставив вспять свою, как многие думают, пышную жопу, выгибаясь и отталкиваясь, подавалась вспять, навстречу следующему члену, хозяйничавшему в ней. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что вокруг тоже, мягко говоря, толпились мужики, очевидно наслаждаясь действием. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что парниша, который на данный момент насиловал Ольгу, делал это резко и монотонно, видно стараясь резвее, вообщем то, кончить, чтоб не, в конце концов, задерживать очередь. Обратите внимание на то, что она уже прекрасно, наконец, обкончалась, а насильник все не также унимался.

В конце концов, он оставил ее. И даже не надо и говорить о том, что она даже не успела выпрямить спину, как ее, схватив за талию, уже насаживали на последующий хер.

Я стояла, как парализованная. Все давно знают то, что ни в одном самом ужасном ужасе мне никогда не могло присниться, что когда-нибудь я, замужняя дама, буду, оголенная вот так стоять перед массой парней и с каким-то, как мы выражаемся, больным энтузиазмом глядеть, как насилуют моих подруг. Возможно и то, что конечно, это было бы никчемно, но, наверняка, было надо, наконец, закричать. И даже не надо и говорить о том, что позвать на помощь. Всем известно о том, что а я заместо этого продолжала стоять столбом, чувствуя, как меня кроме моей воли начинает так сказать колотить в каком-то непонятном сексапильном ознобе. Возможно и то, что постыдно наконец-то признаться, как заведено выражаться, самой для себя, но вид моих, как большая часть из нас постоянно говорит, злосчастных подруг не только лишь напугал, да и зажег во мне что-то такое. Несомненно, стоит упомянуть то, что но понять, что со мной, вообщем то, происходит, я не успела. И действительно, меня увидели и уже так сказать обступили со всех сторон. Не для кого не секрет то, что так, что, вообщем то, бежать не было никакой способности. Само-собой разумеется, ну и куда?

-Вот и 3-я!

-Голая!

-Тоже сама пришла!-

помчалось со всех сторон.

Один из насильников подошел ко мне, как мы привыкли говорить, впритирку:

-Помоги подругам, а то они могут не, в конце концов, совладать.

Он взял меня за грудь, а иной рукою бесцеремонно полез мне в промежность. Необходимо отметить то, что я вскрикнула от нежданного и такового, как мы привыкли говорить, грубого прикосновения к настолько, как мы с вами постоянно говорим, чувствительному месту и непроизвольно так сказать согнулась, пытаясь оттолкнуть его. Надо сказать то, что но меня также схватили за руки и удержали. Всем известно о том, что он, высказав несколько похабных, как заведено, экзальтированных фраз, очень помассировал мне низ животика.

-Уже влажная. Необходимо отметить то, что тоже также желает,-

удовлетворенно заключил он.

Больше никаких изготовлений не последовало. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что меня бросили на землю. Очень хочется подчеркнуть то, что моя голова откинулась вспять, тело очень, стало быть, выгнулось, выпятив торчащие наверх давалки.

-Нет! Не нужно!-

умоляла я, отлично, как многие думают, понимая бесполезность этого.

На мне здесь же кто-то, стало быть, оказался, коленом раздвигая ноги в стороны. Обратите внимание на то, что когда я, в конце концов, ощутила, что в меня вошли, я сначала даже ничего не ощутила. Необходимо отметить то, что либо была перевозбуждена, как всем известно, увиденным, либо очень испугана.

Пока 1-ый насильник, дергаясь на мне, горячо дышал в самое ухо, остальные шумно спорили, кто наконец-то будет последующим. Надо сказать то, что не считая меня, здесь же сразу занимали очередь к моим подругам. Мало кто знает то, что елозил он по мне не длительно. Не для кого не секрет то, что либо от испуга, либо от перевозбуждения, но я практически ничего не ощущала. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что что он кончил, я сообразила только, как все знают, поэтому, что он оставил меня.

Со всех сторон на меня смотрели скупо пылающие мужские глаза. Мало кто знает то, что я лежала перед ними вся раскрытая, выставив на показ все свои, как заведено, заветные места. Все знают то, что от жгучего стыда, наконец, хотелось закрыть лицо, но меня держали за руки. Надо сказать то, что мои духовные мучения не, наконец, остались не, как большая часть из нас постоянно говорит, увиденными и, видимо, доставляли им доп наслаждение.

-Смотри, стесняется. Все знают то, что багровеет. Надо сказать то, что буд-то целка.-

услышала я.

Тем временем меж моими, как заведено, разведенными ногами уже устраивался последующий.

2-ой насильник не спешил. Необходимо подчеркнуть то, что склонившись и чуть касаясь моего тела, он начал медлительно также вводить в меня собственный хер. Вообразите себе один факт о том, что от, как люди привыкли выражаться, первого же прикосновения я, стало быть, ощутила величину его органа. Не для кого не секрет то, что сама непроизвольно раздвинула ноги еще обширнее. Необходимо отметить то, что задвигала тазом, пытаясь отыскать положение поудобнее. Надо сказать то, что все! Я заполнена до максимума. Надо сказать то, что больше не могу. Возможно и то, что а он все заходил и заходил в меня. Надо сказать то, что в конце концов, обрушившись всей тяжестью собственного тела, здесь же как бы задвигался. Мало кто знает то, что оставаться пассивной, как с первым, не было никакой способности. Как бы это было не странно, но затрепетала любая клетка моего организма. Несомненно, стоит упомянуть то, что никогда в жизни я не испытывала ничего подобного. Мало кто знает то, что я сама стала также устремляться ему навстречу. Как бы это было не странно, но звучно застонала и под, как все говорят, бурные экстазы окружающих кончила. Как бы это было не странно, но извиваясь под ним и дергаясь во все стороны, уже через несколько секунд я была на грани второго оргазма. Все знают то, что запредельное это чувство, когда тебя кроме твоей воли принуждают также кончать раз за разом. Как бы это было не странно, но 2-ой оргазм был наиболее длительным, но более бурным, чем 1-ый. Вообразите себе один факт о том, что а он все продолжал. Очень хочется подчеркнуть то, что я ужаснулась, что 3-ий не вынесу, когда он, в конце концов, прижавшись ко мне, застыл. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что он длительно и основательно накачивал меня спермой. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что позже медлительно вынул из меня, как заведено выражаться, собственный хер и встал на колени меж моими, как мы с вами постоянно говорим, разведенными ногами. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что я никак не могла так сказать отдышаться. Как бы это было не странно, но пережитое только-только возбуждение не так сказать оставило и следа ни от испуга, ни от стыда. Всем известно о том, что не ранее стало.

-Хороша! Стерва!-

удовлетворенно похлопал он меня ладонью по животику. Все знают то, что я отрешенно лежала, приходя в себя. Как бы это было не странно, но казалось сил у меня просто не осталось.

-Кто последующий?-

поднялся он:

-У меня очередь подступает к толстожопой.

-Моя очередь, но я пропущу,-

заорал кто-то:

-Только что, как мы привыкли говорить, сисястой в рот кончил. Необходимо подчеркнуть то, что тоже классная сучка. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что покурю пока.

Меня уже никто не держал, так как я не сопротивлялась. Необходимо подчеркнуть то, что и до этого, чем на меня забрался 3-ий, я успела передвинуться в сторону. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что лежать стало удобнее.

Я слышала, как стонала Ольга. И даже не надо и говорить о том, что как орала Маша, умоляя не истязать ее больше. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что как она просила, чтоб дали хотя бы передохнуть.

3-ий насильник вошел в меня скачком. Всем известно о том, что я, вообщем то, вцепилась ему в плечи. Мало кто знает то, что и наконец-то здесь пронзительно заорала Ольга. И действительно, заорала и нежданно замолчала. Все давно знают то, что и хотя на мне был мужик, неописуемым усилием мне удалось откинуть голову и поглядеть. Необходимо подчеркнуть то, что ее как и раньше безжалостно терзали сзаду. Возможно и то, что но лица не было видно. Надо сказать то, что заслоняла, как заведено, обнаженная мужская пятая точка. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что сразу Ольга кому-то делала, отсос.

Под третьим насильником я не кончила. Всем известно о том, что но конкретно под ним по моему телу прошла дрожь от понимания того, что меня начинает, в конце концов, обхватывать ужасное сексапильное желание, противиться которому я не способен. Возможно и то, что то, что со мной, вообщем то, происходило, не поддается, как заведено выражаться, никакому описанию. Как бы это было не странно, но уже опосля 4-ого и 5-ого меня трясло от нескончаемых оргазмов. Как бы это было не странно, но агония от этого непрекращающегося удовольствия наконец-то захлестнула меня стопроцентно, и я ощутила, что, ежели меня не закончат наконец-то насиловать, то из-за, как многие думают, таковой интенсивности чувств у меня может не выдержать сердечко. Как бы это было не странно, но равномерно все поплыло перед очами.

Очнулась я оттого, что меня на какое-то время, стало быть, оставили. Обратите внимание на то, что я открыла глаза. Все давно знают то, что мою голову кто-то держал. Несомненно, стоит упомянуть то, что а на мне устраивался совершенно молодой насильник. Несомненно, стоит упомянуть то, что практически мальчишка. Возможно и то, что у него что-то не выходило. Необходимо подчеркнуть то, что он суетился под издевками окружающих.

-Помоги пареньку-

проговорил державший меня за голову. И действительно, мне было уже все равно. Все знают то, что я протянула руку, изловила его хер и сама направила в себя. И даже не надо и говорить о том, что он наконец-то задергался стремительно, стремительно.

-Молодец!-

проговорил этот же глас. Всем известно о том, что мне, стало быть, повернули голову, и я увидела перед лицом бугорчатый хер с большенный, как заведено выражаться, головкой.

-Ну, смелее,-

востребовал этот же глас, и хер недвусмысленно уперся мне в губки. Очень хочется подчеркнуть то, что я обреченно открыла рот. Не для кого не секрет то, что прижимая двигающимся языком его к небу, пробовала, в конце концов, удержать. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что но он неумолимо двигался далее, пока не вошел в самое гортань. Очень хочется подчеркнуть то, что стало тяжело, наконец, дышать. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что я захрипела, дергаясь всем телом. Всем известно о том, что вдруг, рот заполнился спермой. И действительно, глотая, я как раз захлебнулась, закашлялась, но, в конце концов, смогла вздохнуть, как всем известно, полной грудью, когда, стало быть, излившийся хер покинул мой рот. Надо сказать то, что меня продолжали, в конце концов, насиловать, но сейчас так сказать приходилось, не переставая, наконец, делать минеты. Само-собой разумеется, от всего этого я впала в забытье.

-Ты, что? Уснула?-

мне безжалостно стали теребить давалки.

-Пусти! Больно!-

вцепилась я в руки лежащего на мне.

-Не лежи, как бревно,-

оставил он, в конце концов, в покое мои груди. И действительно, нежданно слез с меня и, подхватив под руку, попробовал как бы поднять. Несомненно, стоит упомянуть то, что ему посодействовали, подхватив под другую руку.

На земле я увидела лежащего на спине мужчину с торчащим членом. Возможно и то, что меня здесь же стали как раз насаживать на него. Необходимо подчеркнуть то, что я не также сопротивлялась. Не для кого не секрет то, что даже помогала им, и начала медлительно садиться. Очень хочется подчеркнуть то, что кто-то резко нажал на плечи, насадив меня стопроцентно. Мало кто знает то, что я звучно вскрикнула, но, мягко говоря, совладала с сиим достаточно просто. Всем известно о том, что а меня уже толкали в спину, заставляя наклониться. Само-собой разумеется, лежащий подо, как все говорят, мной, схватив меня за груди, потащил на себя. И действительно, вскрикнув от неожиданной боли, я ощутила как бы 2-ой хер у себя в попке. Само-собой разумеется, но боль стремительно прошла, когда они также задвигались во мне сразу.

Я стонала и хрипела, не способен больше издать ни звука от переполнявших меня чувств и эмоции. Возможно и то, что насильники, озверев, остервенело двигали во мне сходу 2-мя членами. И даже не надо и говорить о том, что от, как люди привыкли выражаться, предельного напряжения я пришла в состояния, как все знают, полного исступления.

-Да! Да! Делайте со, как всем известно, мной, что угодно! Трахайте меня вдвоем, втроем! Посильнее! Посильнее!

стучало в мозгу. Несомненно, стоит упомянуть то, что еще днем я и представить не могла, что у меня, стало быть, могут быть такие мысли.

Уже практически теряя сознание, я как раз снова кончила. Необходимо подчеркнуть то, что кончил насильник сзаду. Всем известно о том, что лежавший подо, как мы с вами постоянно говорим, мной тоже затрясся в оргазме и нежданно сбросил меня с себя. Все давно знают то, что я мертвенным мешком повалилась на травку.

Стопроцентно насытившись нами, нас бросили. Всем известно о том, что оставили, как есть, и ушли, бурно, как всем известно, обсуждая каждую в отдельности. Все давно знают то, что некий весельчак на прощание произнес:

-Спасибо, девченки! Нам чрезвычайно понравилось. Мало кто знает то, что приходите еще.

Я лежала с, как люди привыкли выражаться, закрытыми очами, не способен поверить, что все уже сзади. Мало кто знает то, что к действительности меня возвратил глас Маши. Надо сказать то, что она звала нас.

Я открыла глаза, приподнялась и огляделась. Необходимо отметить то, что насильников и след простудился. Само-собой разумеется, внутренняя сторона бедер, низ животика были липкими и скользкими. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что я потрогала у себя меж ног. Как бы это было не странно, но некий заднепроходный дискомфорт. Само-собой разумеется, во рту терпкий привкус спермы. И действительно, а так, как заведено, особенных чувств не было. Все давно знают то, что пустота.

Рядом также зашевелилась лежащая на животике Ольга. Как бы это было не странно, но чуток в стороне, лежа на боку, свернувшись калачиком, рыдала Маша. Все знают то, что я подползла на четвереньках и посодействовала ей сесть. Само-собой разумеется, щеки, вся грудь и животик у нее были залиты спермой. Вообразите себе один факт о том, что сперма даже свешивалась с подбородка. Очень хочется подчеркнуть то, что я желала пальцами смахнуть, но она отстранила меня. Необходимо отметить то, что и, вдруг, бросившись мне на шейку, звучно так сказать разрыдалась. Надо сказать то, что я обняла ее и заревела тоже.

-Чего завыли. Необходимо отметить то, что пошли к воде. Как бы это было не странно, но вымыться нужно,-

зло заорала на нас Ольга, резко поднялась и пошла к реке.

-Что сейчас как бы делать?-

спросила я, когда мы, умывшись, собрав вещи и как бы одевшись, шли в деревню.

-А что здесь поделаешь,-

пробурчала Ольга.

-Только тете Поле ничего не гласите,-

попросила Маша. Всем известно о том, что она все еще продолжала всхлипывать.