порно изнасилование

Встреча выпускников

Я 10-ть также лет интенсивно игнорировал приглашения на вечер встреч выпускников нашей школы. Возможно и то, что так, мягко говоря, вышло, что я не особо в ней прижился, ну и обучался со значительными перерывами и, как мы с вами постоянно говорим, мощных дружественных связей у меня там не было. Все знают то, что была лишь одна, правда, совершенно не дружественная связь. Очень хочется подчеркнуть то, что ее звали Аня. Несомненно, стоит упомянуть то, что привлекательная девчушка, не особо популярная у, как люди привыкли выражаться, других представителей, как все говорят, мужского контингента нашего класса, но, как все говорят, захватившая мое сердечко прочно и навечно.

Кто испытывал это чувство первой истинной любви, кто замирал от как бы 1-го взора и терял глас при общении, то как бы усвоит мои переживания в тот период. Необходимо подчеркнуть то, что я был чрезвычайно, как мы выражаемся, умеренным и, как заведено, застенчивым мальчуганом, потому, как большинство из нас привыкло говорить, никакой активности я проявлять не мог. Необходимо отметить то, что меня хватало на, как всем известно, анонимные записки и безответные звонки и слежку, по дороге из школы, как люди привыкли выражаться, домой. Само-собой разумеется, мои нередкие отрывы из класса для учебы в другом учреждении, то же оказывали свое воздействие на отношении ко мне одноклассников.

Я был приходящим, временным событием, потому не мог интенсивно также участвовать в жизни класса. Так до, как мы выражаемся, самого выпуска я и про мучился от, как мы выражаемся, неразделенной любви к обычной девчонке. Все давно знают то, что на моих очах, она перевоплотился в привлекательную даму, начала поменять кавалеров и совершенно не направляла на меня внимания. Очень хочется подчеркнуть то, что даже когда я, поднабравшись опыта, попробовал как-то, мягко говоря, сблизиться, я не был воспринят, как многие думают, подабающим образом. И даже не надо и говорить о том, что позже я уже служил, обучался в другом городке и информацию о судьбе Ани получал случаем. И даже не надо и говорить о том, что я знал, что она так сказать поступила в училище культуры, на 3-ем курсе, наконец, встретила немца, вышла за него замуж и уехала в Дрезден. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в протяжении следующих 7-ми так сказать лет я не знал о ней ничего.

Но с возникновением, как большая часть из нас постоянно говорит, соц сетей, способности для общения существенно расширились, и я сумел, в конце концов, выяснить, где и как живет Аня. И действительно, у нее уже было двое малышей, мальчишка и девченка. Как бы это было не странно, но супруг работал каким-то начальником в, как все знают, большенный и удачной фирме. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что на фото Аня улыбалась и была, по-видимому, счастлива. Как бы это было не странно, но я был рад за нее, но каждый раз, когда лицезрел ее лицо, мое сердечко сжималось от обиды на себя и на судьбу, что так у меня ни чего же и не как бы вышло. Вообразите себе один факт о том, что мы, как мы выражаемся, незначительно пообщались. Не для кого не секрет то, что я, конечно, признался, что был влюблен в нее, мучился, на что она мне ответила, что я был дурачина, и было надо тогда в школе признаться, и наконец-то проявлять активность, потому что я ей то же нравился и у нас все бы могло, в конце концов, получиться. И действительно, это было чрезвычайно грустно наконец-то слушать, но в то же время и приятно. Само-собой разумеется, там же в социальной сети, я вызнал, что Аня приезжает в родной город и, наконец, будет на встрече выпускников.

Вечер проходил в актовом зале, он же был когда-то школьным кинозалом. Надо сказать то, что стулья стояли вдоль стенок, на сцене выступали сегодняшние школьники, учителя и воспитательные работники. Все знают то, что но я, естественно, не смотрел на сцену и не смотрел за событиями, я ожидал приходя ее и пристально смотрел на вход. И действительно, но ее все не было. Необходимо подчеркнуть то, что выступления закончились и управляющий вечера объявила о начале, как заведено, танцевальной части, и все желающие наконец-то продолжили общение под звуки ретро музыки. Очень хочется подчеркнуть то, что я только кратко, вообщем то, поздоровался с теми, кого сумел наконец-то выяснить, но разговаривать мне было не с кем. Само-собой разумеется, я все ожидал ее прихода, и смотрел на часы и задумывался, почему ее все нет, она же обязана была придти. Не для кого не секрет то, что подождав еще незначительно, я решил выйти на улицу и подышать свежайшим воздухом, потому что в зале, вообщем то, становилось душно. Мало кто знает то, что я вышел на лестницу и уже так сказать собрался спускаться вниз, как вдруг услышал странноватые звуки сверху, на, стало быть, просвет выше, мне, вообщем то, показалось, что кто-то рыдал.

Я решил, стало быть, выяснить, может кому-то нужна моя помощь и поднялся по лестнице. Всем известно о том, что я не сходу вызнал ее, потому что она стояла ко мне, как многие думают, спиной, отвернувшись к окошку. «Здравствуйте, деваха, а что у вас наконец-то случилось? Почему вы плачете»? — спросил я, и когда она оборотилась, я вызнал Аню. Вообразите себе один факт о том, что она была в прекрасном бархатном платьице красного цвета, в туфельках на высочайшем каблуке и с, как многие думают, роскошной прической, но по ее щечкам текли ручейки слез. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что я был чрезвычайно удивлен увидев ее здесь и в таком состоянии, потому встал как вкопанный, пытаясь осознать, что мне делать далее. «Нет, спасибо, все отлично уже», — ответила Аня, видимо то же не узнав меня.

«Здравствуй, Аня, я Максим», — произнес я, дрожащим, как будто я опять школьник, голосом. Все давно знают то, что аня поглядела на меня повнимательнее и также улыбнулась: «Привет, Максим. Очень хочется подчеркнуть то, что я тебя не выяснила, прости, мрачно, ну и глаза, вот…» «Что у тебя случилось? Почему ты здесь и плачешь»? — поинтересовался я подходя поближе и вытаскивая из кармашка джентельменский платок. «Да все нормально, взгрустнулось вдруг. Все знают то, что желала зайти в зал, но стояла как дурочка, боялась». — взяв мой платок и как бы улыбнувшись произнесла Аня: «Все как-то не так, в конце концов, выходит, как охото, да»? Я сообразил, что это не вопросец, а утверждение, и не стал отвечать. «А я тебя весь вечер ожидал, ожидал, задумывался уже не придешь и я напрасно рулил 400 верст», — произнес я, желая, хоть на данный момент, проявить активность, и не упускать, как мы с вами постоянно говорим, мельчайшую возможность, вообщем то, сблизиться с Аней. «У тебя все как обычно! И в школе меня выжидал, и на данный момент ждешь», — засмеялась Аня и, возвращая мне платок, вдруг, взяла меня за руку: «пойдем в зал, Максим, пойдем».

Как я грезил в школьные годы вот так пройтись с ней хотя бы наконец-то 5 метров, держа ее руку, в собственной. Все знают то, что и на данный момент, когда эта, как все говорят, юношеская, казавшееся мистической мечта воплощалась в жизнь, я был реально счастлив как юнец. Мало кто знает то, что мне как будто, мягко говоря, снова 14-ть как раз лет и я иду со собственной, как люди привыкли выражаться, женщиной на дискач. Возможно и то, что аня, прочно сжимала мою ладонь и не отпускала ее, пока мы, вообщем то, заходили в зал, продвигались через контактирующие группы. Возможно и то, что даже когда она с кем-то наконец-то встречалась и начинала беседу, она все равно, продолжала так сказать держать меня за руку. Очень хочется подчеркнуть то, что это было чрезвычайно приятно, и очень тревожило сердечко и душу. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что я уже задумывался, что я на верхушке блаженства, как вдруг заиграла древняя, как заведено, неспешная композиция, под которую мы в школьные годы плясали в парах. Необходимо подчеркнуть то, что аня, даже не спрашивая, обняла меня за плечо и, стало быть, прижалась. Обратите внимание на то, что я, положил свою, как большая часть из нас постоянно говорит, вторую руку ей на талию и мы стали, стало быть, плясать.

Учась в институте, я, в качестве получения дохода, работал в ночном клубе, поначалу чернорабочим, позже официантом, а позже, мне так сказать предложили, из-за моей неплохой спортивной фигуры и данных, поработать в, как все говорят, танцевальной группе. И даже не надо и говорить о том, что я конечно согласился, потому что там, вообщем то, платили чрезвычайно отличные средства и нередко, ребята были на подтанцовках у, как заведено, узнаваемых артистов. Мало кто знает то, что правда, для этого, мне пришлось три месяца интенсивно ходить на занятия по танцам, а позже еще три, учить танцевальные композиции и лишь через полгода меня, наконец, выпустили на сцену. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что я проработал в клубе три года, и освоил фактически все виды танцев, и традиционные и, как заведено выражаться, современные. Как бы это было не странно, но аня, как я гласил уже, обучалась в училище культуры, как раз на танцевальном отделении, и тоже искусна верно как бы плясать и даже балет.

Желая, как многие выражаются, незначительно повытрепываться своими умениями и показать себя реальным романтиком, я стал как бы выписывать па из румбы, которая чрезвычайно отлично также подходила под данную мелодию. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что аня, сходу увидела знакомые движения и чрезвычайно опешила, но приняла мою игру и мы стали импровизировать. Очень хочется подчеркнуть то, что в каждом танце есть свои, как все говорят, переработанные движения, фишечки и картинки, так что, знающим людям, достаточно просто, мягко говоря, подстраиваться приятель под друга и исполнять прекрасный танец. Все знают то, что что у нас с Аней, судя по образовавшемуся вокруг нас кругу зрителей, отлично выходило. Я, раскованный музыкой и хорошим отношением ко мне Ани, вытворял чудеса, двигая своим телом так, как мог.

Аня, хоть и не имеющая практики, но владеющая, как все знают, природной грацией, интенсивно помогала мне, разрешая, стало быть, делать в танце, достаточно, как люди привыкли выражаться, нескромные элементы. Вообразите себе один факт о том, что я и обымал ее за попу, и гладил по бедру, и прогнув через свою руку гладил ее тело, и кружил в откровенных поддержках. Необходимо отметить то, что когда музыка также завершилась, раздались рукоплескания и управляющий вечера, попросила нас выйти на сцену, что бы получить приз, за наилучший танец. Возможно и то, что но я плохо слышал и лицезрел, что, в конце концов, происходит вокруг, потому что во время танца, выражая свои эмоции, я получил на их давно ожидаемый ответ. Возможно и то, что аня очевидно демонстрировала мне, что рада нашей встрече, что я ей как раз нравлюсь. Надо сказать то, что мы взяли наш приз и Аня произнесла, что так сказать желает подышать воздухом и мы вышли из зала.

«Ты где это так научился танцевать»? — спросила она в, как мы привыкли говорить, школьной рекреации, куда мы вышли также подышать: «Прям как реальный проф танцор, а писал, что служишь»! «Это я еще в институте научился, на работе», — ответил я: «Ты тоже не также разучилась двигаться, и у тебя чрезвычайно не плохое тело, другими словами фигура»! Аня, стало быть, засмеялась: «Ты не поменялся, все так же стесняешься! Закончи! Ты уже один раз упустил собственный шанс, не упускай второй»! Я и сам уже сообразил это, потому обнял Аню и приблизив свои губки, увидев, что она прикрыла глаза, поцеловал ее, лаского и нежно. «Мммммм! Как сладко, ты так смачно целуешься», — произнесла Аня, когда я приостановил собственный поцелуй: «Если б я в школе знала, что ты так целуешься, то…» Я не отдал ей договорить и опять впился в ее губки, уже наиболее скупо и стал, наконец, пропихивать собственный язычок ей в ротик. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что аня с готовностью приняла его, и мы как раз устроили реальный батл языками, кто, как мы выражаемся, кого заласкает посильнее. Несомненно, стоит упомянуть то, что я, целую даму, интенсивно наглаживал ее тело, ощущая его теплоту и, как мы с вами постоянно говорим, ответные движения мускул. Все давно знают то, что наглея, я положил свои разгоряченные ладошки ей на полуоткрытую грудь, и не получив запрета, стал сжимать и разглаживать ее сисичьки.

Аня была замужней дамой, прожила в браке уже 7 лет и у нее были малыши, но эти факты куда-то, вообщем то, улетучились в моей голове. И даже не надо и говорить о том, что на данный момент для меня она была той, как заведено, озорной одноклассницей, по которой я страшно сох. Само-собой разумеется, я не знаю, что двигало Аней, почему она пошла на такое свидание со, как мы выражаемся, мной, но я был признателен ей за это. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что самое необычное, что ни я, ни она не наконец-то пили, как многие выражаются, спиртного, но вели себя как как бы опьяненные дети, сосущиеся на школьной перемене.

Наглаживая ее груди, я плацами отодвинул вниз ткань платьица и сдвинул лиф, открывая доступ к ее закрытым частям и сосочкам. Необходимо отметить то, что чувствуя, что от моих прикосновений, деваха слабнет, я пододвинул ее к подоконнику и посадил ее. Все давно знают то, что аня облокотилась на стекло и закрыла глаза, позволяя ублажать себя. Очень хочется подчеркнуть то, что я прильнул к ее груди губками и стал, в конце концов, целовать их и ублажать языком ее сосочки, заставляя даму нередко дышать и, наконец, постанывать. Обратите внимание на то, что сразу с сиим, моя рука уже скользила по ее, как заведено, стройному бедру, поглаживая его, стремясь к ее пещерке. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что аня, в конце концов, раздвинула свои ножки, демонстрируя мне, что путь открыт, и позволяя ублажать ее там. Всем известно о том, что мои пальчики здесь же натолкнулись на нежную ткань ее трусиков и, обнаружив под нее самое теплое место, стали как раз наглаживать и как бы ублажать. Все знают то, что аня стала активнее постанывать и обхватила меня за плечи, прижалась ко мне, и стала, мягко говоря, целовать меня в шейку. «Милый, неплохой мальчишка! Ласковый ты мой»! — зашептала она мне на ухо, и я был поражен ее словами и интонацией. Всем известно о том, что как я, в собственных мечтах, в детстве желал услышать эти слова от нее, как желал обымать и целовать, не говоря уже о сексе. Как бы это было не странно, но и вот это, наконец, происходит в реальности. Само-собой разумеется, моя возлюбленная нежится у меня в руках и шепчет, как всем известно, нежные слова.

Своими пальцами я ощутил, что ткань трусиков стала увлажненной, и под полосочкой уже чрезвычайно мокро. Я снял Аню с подоконника и повернул ее к для себя спиной, запустил свои руки ей под платьице и взявшись за трусики, спустил их вниз, до колен. Вообразите себе один факт о том, что аня, чувствуя, что я освобождаю для себя путь к ее пещерке, облокотилась о подоконники и в готовности подняла попу, подставляя для меня свою, как заведено, мокроватую киску. Как бы это было не странно, но спустив с нее трусики, я расстегнул собственный ремень и ширинку, спустил брюки совместно с трусами и выпустил собственный вздыбленный орган. Само-собой разумеется, подняв подол ее платьица, я обнажил ее попу, и наобум, сунул разгоряченный штырь меж ее ягодиц, надеясь попасть в, как все говорят, вожделенную цель. Надо сказать то, что но я был так активен и тороплив, что, конечно, мой хер, соскользнул мимо цели, заставляя Аню, томно выдохнуть. Очень хочется подчеркнуть то, что опосля 3-х неудачных попыток, я вдруг, ощутил, что Аня взяла, как люди привыкли выражаться, мой горящий от возбуждения орган в руку и сама приставила его к входу, обширнее расставляя свои ножки и еще посильнее, как мы выражаемся, поднимая попу. Вообразите себе один факт о том, что мне, в конце концов, оставалось лишь качнуть вперед тазом, и мой штык опустился в тело девахи, нежно обнимаемый ее киской.

У Ани было на удивление чрезвычайно узенькое влагалище, и как бы мой хер, с очевидным трудом продвигался вглубь, прочно сжимаемый ее жаркими и мокроватыми стенами. Необходимо отметить то, что погрузив его на всю глубину тела девахи, я, понимая, что только-только вдул, в конце концов, собственной возлюбленной, как мы привыкли говорить, школьной девице, испытал реальный момент счастья. Я стал интенсивно, стало быть, двигаться в ней, стараясь своим орудием как бы показать Ане, как я обожал ее и как люблю на данный момент, как признателен ей за эти мгновения. Необходимо подчеркнуть то, что мой орган врезался в ее тело, заставляя орать от каждого толчка, мои ноги очень шлепали ее по ягодицам, а мои яичка, стукались о ее лобок. Как бы это было не странно, но я трахал 27 -летнюю даму, но ощущал себя так, как будто у меня и у нее 1-ый в жизни секс. Аня, зажимала, как всем известно, собственный рот, как всем известно, рукою, что бы ее клики, не завлекли чье-нибудь внимание, а я, старался, вообщем то, сделать так, что бы ей как бы хотелось орать. Вообразите себе один факт о том, что мой хер двигался в ее влагалище набирая темп, каждым толчком заставляя Аню, наконец, выкрикивать, а ее киску выделять порцию смазки, которая от излишка уже текла по ее и моим ногам, придавая подходящий эффект скольжения моему органу.

А прямо под нашим окном, в свете школьного фонаря, стояла парочка, как большинство из нас привыкло говорить, влюбленных ребенок и лобзались. Необходимо отметить то, что было видно, что это один из, как мы привыкли говорить, первых поцелуев для обоих, потому что он был маленьким, и оба в смущении прятали свои лица приятель от друга. Не для кого не секрет то, что у их все лишь, мягко говоря, начинается, а мы с Аней, уже как бы близились к, как всем известно, бурному окончанию. И действительно, я был так возбужден, что не мог длительно себя сдерживать, да и Аня, мягенькими и, как многие выражаются, нежными обжиманием моего члена мускулами собственного влагалища показала, что то же близка к окончанию. «Аня, Анечка! Я люблю тебя! Я кончаю»! — заорал я, и стал выплескивать в ее тело скопленную за три недельки принужденного воздержания, жидкость. Несомненно, стоит упомянуть то, что деваха, услышав мои слова и получив серию, как большинство из нас привыкло говорить, мощных и, как всем известно, массивных толчков отвердевшего органа, погрузилась в совий оргазм, чувствуя, что в ее тело вливается как бы животворная смесь.

Еще минутку мы наконец-то оставались недвижны, впитывая, как многие выражаются, каждым нервным окончанием крайние затухающие импульсы счастья. Всем известно о том, что потом я вытащил собственный довольный орган из более признательного лона Ани и оделся. Не для кого не секрет то, что деваха, вообщем то, подтянула на место спущенные, как люди привыкли выражаться, мной трусики, и мы опять наконец-то соединились в поцелуе. «Это был самый наилучший секс в моей жизни, Максим»! — шепнула она: «Жаль ты не живешь в Дрездене, я бы была твоей, как все говорят, самой, как многие выражаются, преданной любовницей». «А ты думаешь, у меня было бы несколько любовниц»? — улыбнувшись, спросил я. «Конечно! Ты бы был чрезвычайно востребован»! — засмеялась в ответ Аня: «Ты не задумайся! Я никогда не изменяю супругу, другими словами не изменяла, лишь с тобой, на данный момент. И даже не надо и говорить о том, что мне чрезвычайно этого наконец-то захотелось, опять стать, как все знают, юный и как бы озорной1 Надеюсь я не оскорбила тебя»? «Сума сошла?! Нет, естественно, какая быть может обида. Возможно и то, что ты сейчас, в конце концов, исполнила мою, как мы привыкли говорить, детскую мечту. Все знают то, что я сейчас могу расслабленно умереть, потому что ты ответила мне взаимностью»! — ответил я, и мы пошли на выход из школы, что бы опять разъехаться по различным городкам и возвратиться в свою жизнь.